Никого над нами, кроме Творца!Понедельник, 26/06/2017, 05:00
Гость | |
Феникс в хрустальной темнице
Главная Мой профиль Вход
Новые сообщения · Правила · Поиск ·
Страница 1 из 11
Форум » Пространство сновидений » Осознанные сновидения и работа со сновидениями » «Делание» тела и обретение Силы.
«Делание» тела и обретение Силы.
ШаманДата: Среда, 14/06/2017, 21:53 | Сообщение # 1
 <img alt=
Пентарх
Группа: Ученик Школы Рун "Legacy"
Пол: Мужчина
Сообщений: 254
Статус:
«Делание» тела и обретение Силы.
Тело сновидения как модель и поле Трансформации
Я показал своим ученикам способ, при помощи которого они могут сотворить, покинув свое тело (созданное четырьмя элементами), другое тело из мыслящей субстанции, со всеми его членами и наделенное трансцендентальными способностями.
Без уравновешенности точка сборки перемещается хаотично, что соответствует хаосу, царящему в обычных снах. Таким образом, в конечном счете тело сновидения достигается безупречностью нашей обычной жизни.

Первое высказывание буддистская традиция приписывает Сиддхартхе Гаутаме (Будде Шакьямуни). Обратите внимание — о том, что можно создать второе тело «со всеми его членами» (оставим выражение «трансцендентальные способности» на совести переводчиков), знали издревле.
Конечно, это не буддистское знание и даже не знание йогическое. Это знание шамана, который в первобытные времена пытался не только общаться с духами и лечить, но и философствовать. Многовековые попытки шамана сделать свое «странное» знание последовательным, непротиворечивым породили религию, всё больше удалявшуюся от Реальности, погружавшуюся в мифологию и конструирование культа. Следуя этому направлению мысли, древние по-своему логично решили, что раз у человека есть тело сновидения, то есть и «душа», которая, очевидно, бессмертна; что принадлежит она к «иной, неведомой природе», и сущность ее сводится к Вечному Существованию — Самосознанию — Блаженству (то, что ведантистская мысль древней Индии называла и называет Сат-Чит-Ананда).
Второе высказывание записано Карлосом Кастанедой и принадлежит дону Хуану Матусу — учителю, принадлежащему к совсем иной культуре. Здесь мы не прочитаем, что тело сновидения — это «некое Тело Света» и природа его чуть ли не «божественна» (хотя бы просто «духовна»). Более того, от индейского шамана редко услышишь заявление «Я покажу тебе способ…» Но практически от Нагваля и его предшественников-«толтеков» мы узнаём принципиально важные вещи. Помимо откровений по поводу творящей перцепции (которые сами по себе изумительны, но кажутся читателю «лишним мудрствованием» и «спекулятивной метафизикой»), мы узнаём о теле сновидения множество конкретных сведений и получаем целый ряд наставлений. Многое мы не замечаем, очевидно, потому, что еще более «тупы», чем Карлос. Но если перечитывать книги мэтра «до полного просветления», то можно усвоить, что тело сновидения достигается внимание и осознанием, определенным образом приложенными к психоэнергетическому полю, из которого мы состоим. А внимание и осознание развиваются наяву — за счет «безупречности нашей обычной жизни». Ни «астральные учителя» — посланцы Космического Разума, ни «союзники» из параллельных миров, ни демоны из преисподней ни на йоту не способны сделать наше тело сновидения сильнее.
Искусство делания принадлежит человеку, ибо человек с самого начала делает себя сам. Энтузиасты от религии, эти поборники креационизма, будут возмущены подобным заявлением. «Человек сделан (сотворен) Всевышним!» — вот их безусловная и непоколебимая вера. Но это не так.
И чтобы доказать «самосотворённость» человека не нужны никакие специальные аргументы из области палеоантропологии и теории эволюции. Если мы взглянем на то, как изменились за последние столетия, вдумаемся в сущность психической и интеллектуальной перестройки, которую предприняли в отношении самих себя, то поймем, что если речь идет о психической эволюции, то нет никакой нужды искать «промежуточное звено» и рыться для этого в костях древних приматов. Ибо всё происходит прямо на глазах.
Проповедники сетуют на отсутствие нравственного прогресса — мол, «падший человек» не изменился со времен Адама. Во-первых, это преувеличение (все же изменился!), во-вторых, сотворение (делание) человека — задача серьезная и нелегкая, мы не переделываем себя по какому-то выдуманному богословами плану и не ориентируемся на «Творца», о котором даже проповедники мало что могут сказать. Мы — существа практические. Наше мышление, поведение, эмоциональная реактивность — все это крайне изменчиво и подчиняется двум факторам: внешней необходимости и собственной идее.
В свое время Кант приписал человеку «божественное» происхождение на том, в частности, основании, что вселенная — это мир причин и следствий, мир «детерминированный», и только человек в этом мире имеет «свободу воли». Любопытно, что на доводы Канта до сих пор ссылаются богословы. Ибо Кант заблуждался — как и все, живущие в его век ученые, воображавшие вселенную большим механизмом, где каждая шестеренка, чтобы вертеться, имеет причину — другую шестеренку, которая вертится от третьей, и так до бесконечности. К счастью, Мир далеко не так прост.
Сегодня кажется, что мы столкнулись с противоположной проблемой — мир не только не обусловлен, но, скорее, «чересчур свободен». Как видят многие теоретические физики, вселенское поле настолько пластично, что время от времени возникает настойчивая необходимость «удержать» его движение в привычных, хоть как-то «обоснованных» пределах.
Дон Хуан говорил Кастанеде о «намерении (команде) Орла»; мы говорим о делании тела сновидения. Вселенную сдерживает вселенское намерение (в котором неизбежно присутствует частица нашего, человеческого намерения), человек же создает и изменяет себя через собственный план, идею, собственное намерение. Возможно, это — единственный способ уйти от хаоса квантового мира. Десятки и сотни тысяч лет мы, люди, прокладываем собственный маршрут, силами собственного внимания устраняемся от полей бесконечной, аморфной Свободы, и каждый раз ищем для себя соответствующее тело. Мы выбираем локальность и линейность ровно в той степени, которая соответствует нашей нынешней идее о себе.
Возможно, пришло время реализовать еще одну степень Свободы, в которой мы раньше себе отказывали. Пришло время делать тело сновидения.

1) «Делание» тела сновидения

Несмотря на принципиальное подобие явлений, делание физического тела и делание тела сновидения — далеко не одно и то же. Чтобы адекватно применять психотехническую процедуру, необходимо подробно рассмотреть этот момент. Конечно, на первых порах практик использует схему физического тела либо ее фрагменты в качестве зацепок для формирования двойника, — но это лишь фундамент, от которого отталкивается дальнейшая психоэнергетическая активность.
Делание тела сновидения — творческий процесс, куда обязательно подключается подвижная и загадочная область взаимодействия полей — взаимопроникновения внешнего и внутреннего, генерирующего причудливые формы, целиком обязанные своим существованием произвольной перцепции. Собственно говоря, в этой ситуации нет ничего принципиально нового. Мир первого внимания (включая физическое тело воспринимателя) — результат интенсивного и всестороннего творчества, присущего нашему организованному осознанию. Внимание и восприятие всегда креативны, просто поглощенность стереотипами и автоматизмами успешно маскирует от нас этот факт.
Мы живем в мире психоэнергетических формаций, созданных перцептивными силами. Диапазон наших физических возможностей и способ их реализации — не только и не столько объективность природы, это еще и «произведение» осознания.
Важно понять, что подобное заявление совсем не ведет нас к абсолютному иллюзионизму («нет ничего объективного, все создано нашим воображением»). Энергетическое поле Реальности, безусловно, существенно влияет на творчество восприятия, предопределяя содержание и качество его продукции. И все же существует неучтенная степень свободы. Она опирается на сильный элемент неопределенности, присущий Бытию как системе, лишенной наблюдателя, — обоснования этому странному положению, как уже говорилось, дает квантовая физика. В рамках этой неопределенности произвольно организованное восприятие и есть та активность субъекта, которая позволяет ему собирать и разрушать миры по собственному усмотрению. То обстоятельство, что нетронутая наблюдателем Реальность и реальность, собранная им в любом порядке, — одинаково объективны, понять труднее всего.
Поскольку делание физического тела (тела первого внимания) опирается на древнейшие перцептивные структуры, являющиеся результатом адаптации восприятия к энергообмену, нацеленному на биологическое выживание, данное делание приобрело практически безусловный и крайне ригидный характер. Конвенциональность подкрепляет и усиливает данную ригидность, обогащая делание многочисленными отражениями в «социальном зеркале». Так, рост, фигура, черты лица и цвет волос, благодаря «описанию мира», перестают быть только антропометрическими данными — они определяют качество самоосознания. Телесная «красота» и телесное «уродство», будучи фикциями, полностью обусловленными социальным договором, нередко определяют характер внутреннего мира и в конечном счете судьбу конкретного человека.
По этой причине даже здесь, в первом внимании, мы наблюдаем «тайную власть» делания физического тела. Не только самочувствие, но и внешность мы регулярно корректируем и согласовываем с некоей идеальной конструкцией, которую активно воображаем.
Сегодня, когда различные техники самовнушения и психологической помощи стали предметом массового потребления, подобные идеи кажутся тривиальными. Упрощенные, выхолощенные, они — тем не менее — работают, что лишний раз доказывает их непреувеличенную эффективность. Простейшая убежденность — «Я здоров», «Я обаятелен», «Я внушаю уважение окружающим» — способна изменить объективное качество перцепции окружающих вас наблюдателей. В результате почти каждый, научившись нескольким несложным приёмам самовнушения, становится тем, кем и должен быть, — решающим, «ключевым звеном» своего маленького мира, существом, способным влиять на автоматическое восприятие ближних, целенаправленно изменять его в благоприятную для себя сторону. Так неудачник становится счастливчиком, непримечательный человек со средним интеллектом — лидером и даже «надеждой нации».
Таким образом, мы всегда делаем себя — не только тело, но и психоэмоциональный образ (теперь его любят называть «имидж»), впечатление, которое определяет судьбу социального человека. Если угодно, это — бытовая «магия», искусство социальных иллюзий. Уверенный в себе человек кажется выше ростом, апатичная и малоподвижная мимика кажется «философской задумчивостью», любой сказанный трюизм — глубокой мыслью. Все «великие вожди» тоталитарных режимов хорошо владели этим искусством. Скажем, впечатляющий образ Гитлера (который, как известно, буквально пленил своими поверхностными рассуждениями многих интеллектуалов) или якобы «таинственный» образ Сталина, который превращал свое молчание в «мудрость», чуть ли не в «откровение Истины», — просто потому, что был плохо образован и, в отличие от красноречивого Адольфа, не имел ораторских способностей. Теми же приемами пользуются современные лидеры.
Во внимании сновидения мы, наконец, имеем возможность полностью реализовать все возможности перцептивного делания в отношении собственного тела.

2) «Делание» тела сновидения и перцептивно-энергетические паттерны

Энергетическое тело человека существует в Реальности как однородное поле, если оно не является объектом упорядоченного восприятия. Понятно, что тело без восприятия — это почти невозможный случай, пока осознание живо. Даже новорожденные младенцы собирают элементарные структуры перцепции (причем первые всплески перцептивной активности возникают еще в эмбриональном состоянии тела), поскольку простейшие паттерны унаследованы человеком от приматов и передаются генетически.
Мы можем допустить экстремальные случаи полного паралича осознания (например, глубокая кома или серьезные повреждения ЦНС), когда человек временно лишается абсолютно всех проявлений перцептивной активности. Точка сборки сворачивает свое свечение до такой степени, что функционирование приостанавливается. Но это редкие и нетипичные события.
Во всех остальных случаях, даже на минимальном уровне осознания, мы производим некоторые паттерны — шаблоны, которые создают в энергетическом теле неоднородности. Собственно говоря, жизнь субъекта заключается в производстве структур, поэтому функционирующее ЭТ всегда «собрано» определенным образом.
Наяву (в первом внимании) перцептивно-энергетические паттерны демонстрируют себя с высокой интенсивностью, а в режиме обычного сна со сновидениями теряют четкость и становятся нестабильными. Они словно перебирают различные варианты, блуждая по разным участкам сенсорного поля. Таким образом, схема тела сновидения во сне начинает «плыть» и пульсировать вслед за ослабленным вниманием — это обстоятельство лишает его возможности целенаправленно и эффективно функционировать.
Поскольку становление человеческого осознания происходило в базовом режиме первого внимания, все перцептивные паттерны сформированы здесь. Они функционируют автоматично, навязывая нам сочетания и последовательности восприятия, реакций и действий. Академическая психология, исследуя восприятие человека и его поведение, обнаружила эти организованности и назвала гештальтами. Если же пользоваться языком энергетической парадигмы дона Хуана, то речь идет о структуре пучков эманаций, устойчиво собираемой осознающим телом в процессе восприятия. При смещении точки сборки в область комплектации могут попадать ранее незадействованные эманации, но наше осознание стремится строить из них уже известные структуры, пока существует хотя бы малейшая возможность аналогизации. Эти структуры я и называю перцептивно-энергетическими паттернами.
На первый взгляд, может показаться, что подобные шаблоны — вредная штука, которая только тормозит развитие осознания, препятствует достижению максимальной гибкости и текучести. И это верно — но лишь с философской, а не практической точки зрения. Как бы мы ни старались, невозможно одним скачком достичь качественно иного перцептивного мира, мгновенно превратиться в иную энергетическую форму. Если мы хотим, чтобы практика была продуктивной, перестройка внимания должна происходить постепенно. На каждом этапе работы мы нуждаемся в стабилизации внимания, а значит, в некоторых перцептивных структурах, которые могли бы служить фундаментом.
Как иначе может развиваться и трансформироваться тело сновидения? В любом случае мы сначала должны его «сделать», то есть удержать произвольным вниманием некие структуры, отталкиваясь от которых сновидец может производить те или иные модификации, трансформации.
Мой сновидческий опыт показал, что существует 11 областей, которые образуют перцептивно-энергетические паттерны (или структуры) в процессе «делания» тела сновидения. Их следует называть именно «перцептивно-энергетическими», поскольку, с одной стороны, они созданы и удерживаются воспринимающим вниманием (перцепция), с другой же — являются в собранном виде некими силовыми единицами или энергетическими фактами, оказывая влияние как на соматические процессы, так и на окружающее поле.
Области, о которых идет речь, осознаются по-разному, — в зависимости от того, как близко находится данная область тела сновидения к центру, где привычно сосредоточено перцептивное внимание. В процессе тренировки (как наяву, так и в сновидении) качество восприятия и осознания (сборки) удаленных областей возрастает. Эта практика, на мой взгляд, — один из важнейших аспектов делания тела сновидения, если вы ставите перед собой цель максимально расширить свои энергетические возможности во втором внимании.
Я назову области, из которых формируются перцептивно-энергетические паттерны, в порядке их удаления от центра перцептивного внимания и, соответственно, усложнения их осознавания в сновидении:
(1) Ладони и пальцы, кисти рук.
(2) Лицо и голова (лоб, межбровье, затылок).
(3) Внутренняя поверхность рук и предплечий.
(4) Полость рта, нёбо, язык.
(5) Горло.
(6) Солнечное сплетение.
(7) Пупок.
(8) Промежность и внутренняя поверхность бедер.
(9) Ступни ног.
(10) Спина, центр между лопатками.
(11) Поясница.
Конечно, порядок усложнения сборки тех или иных областей у разных практиков может несколько отличаться. Здесь большую роль играет конституция и опыт, который сновидец приобрел в течение жизни. Вы заметите, что порядок делания сновидческого тела — не что иное, как телесная проекция вашей импринтной истории. То и дело сновидец сталкивается с неожиданными и яркими воспоминаниями импринтных ситуаций — как правило, давно забытых. Это существенный аспект процесса психоэнергетической интеграции.
По сути, сновидящий, занимаясь деланием тела сновидения, восстанавливает осознание и память всей целостности энергетического кокона. Выражаясь дон-хуановским языком, это «восстановление свечения осознания», во многом подобное тому восстановлению, которое происходит в результате перепросмотра.
Здесь мы находим тесную связь техник, открывающих глубинное единство всей психотехнической процедуры трансформации энергетического тела в нагуализме. Многие практики отмечают, что интенсивный перепросмотр оказывает сильное воздействие на характер и качество внимания сновидения. Точно так же как сновидцы, приступившие к деланию тела сновидения, время от времени переживают спонтанные всплески специфического вспоминания, подобного перепросмотру. Достаточно небольшого усилия внимания, чтобы заметить — «место встречи» этих практик находится именно в теле.
В конкретном опыте сновидящего переплетения психического и телесного может приобретать самый разнообразный и неожиданный характер. Здесь, можно сказать, заключена тайна нашей целостности. Более того, здесь скрыты мощные психоэнергетические механизмы саморегуляции, самокоррекции и самоисцеления.
Шаманы многих культур и народов занимаются развитием тела сновидения бессознательно — иногда через целительство, о котором было сказано в предыдущей главе, иногда через традиционное путешествие по «шаманскому миру» сновидений.
Как правило, «карьера» шамана начиналась с того, что он в сновидении исцелял самого себя. Разумеется, «шаманские сновидения», с которыми сталкиваются антропологи, заметно отличаются от энергетического сновидения в нагуализме. Обычные сегодняшние шаманы не культивируют такой уровень осознанности, и уж тем более не разрабатывают технологии достижения плотного «дубля», описанного в книгах Кастанеды. И все же есть некая фундаментальная общность для всех этих экзотических сновидцев, погруженных в древнюю мифологию и верящих в довольно «странные» для нашего века идеи. Везде речь идет о «ясном сне», а также — в той или иной степени — эффекте «телесного присутствия».
То, что шаманы вызывают при помощи сюжетных визуализаций, в систематически разработанной дисциплине толтекского сновидения происходит прямым путем — через активизацию собирающего внимания. Например, типичным сюжетом является «путешествие сновидящего в поиске Силы». В процессе этих многотрудных поисков шаман (неважно, сибирский или латиноамериканский) блуждает по горам, взбирается на деревья, пересекает реки, спускается в пещеры и т. д. и т. п. Иными словами, он вовлекает в сновидение значительную телесную активность. В результате этих трудов он либо встречает сущность («духа»), который дарит ему «Силу», либо сам находит «Силу» — в виде растения, напитка или иной субстанции, предмета. Тут же, в сновидении, шаман использует то, что явлено ему как «носитель Силы» (поедает, выпивает, вдыхает в виде дыма, совершает символический акт «приобретения» и т. п.). В большинстве случаев этот момент также сопровождается сильными переживаниями тела сновидения{23}.
Если практик сосредоточен на делании тела сновидения, он вряд ли отправится в сновидческое «путешествие шамана». Скорее всего, практик, избегаюший имагинаций, просто встретится с «проблемной» областью своего тела в нарушение того общего порядка, что был приведен выше. Это и симптом (порой даже диагностика), и одновременно лечение, если оно необходимо.
Например, если в процессе делания сновидческого тела практик после сборки рук и головы обнаруживает, что все его перцептивное внимание без специального усилия сосредоточилось на селезенке (т. е. на той области, где внимание сновидения проецирует селезенку), значит, функционирование этого органа не соответствует идеальному образцу, к которому стремится энергетическое тело. Второй причиной того же происшествия может быть вытесненный из сознания факт личной истории, связанный с какой-то атакой на орган или соответствующую ему часть полевого кокона. Если дело в личной истории, сновидец так или иначе переживает травмирующее событие вновь. Если же речь идет о дисфункции или заболевании, существуют специальные приемы самоисцеления.
Описывать их слишком долго (как я сказал, это тема для целой книги) — здесь лишь упомяну, что главным пунктом в сновидческом лечении является обнаружение «источника Силы». Он всегда находится внутри нас, но избыточное воображение сновидца может транслировать его поиск как ряд внешних действий и явлений в пространстве сновидения. «Источник Силы» в большинстве случаев и оказывается тем самым «шаманским лекарством», которое с таким усердием ищут сновидящие знахари во всем мире.
И все же давайте исходить из того, что вы ничем не больны.
В этом случае порядок осознания и «делания» областей сновидческого тела у вас более-менее совпадает с приведенной выше последовательностью. Индивидуальные импринтные и другие значимые события личной истории могут внести несущественные коррективы в порядок пунктов от 5-го по 9-й, но на это можно не обращать внимания.
В идеале, осознавание областей тела происходит без участия сильных проприоцептивных сигналов, которые негативно или позитивно окрашивают момент окончательной перцептивной сборки. Опыт ограничивается чувством привлечения перцептивных сил и обретения нейтральных, но четких ощущений от телесного локуса. Но поскольку полевый кокон часто имеет отличия от соматической организации (исключением являются люди абсолютно здоровые, чей физический организм качественно очищен от шлаков и структурно полностью совпадает с «генетическим планом», а это сегодня бывает редко), во многих случаях сборка удаленных от центра внимания областей сопровождается термическими «волнами» (жар или холод), тяжестью, вибрацией и другими странными переживаниями.
Когда сновидец начинает пользоваться своим «новым» телом, он бессознательно и хаотически использует перцептивно-энергетические паттерны, выученные наяву телом первого внимания. Как уже было сказано, такая хаотичность (неизбежная в новом режиме восприятия) приводит к нестабильности схемы сновидческого тела. Схема «плывет», пульсирует вслед за колебаниями самого внимания, из-за чего «плотность» тела сновидения невысока, а энергетический (силовой) потенциал — ничтожен.
В связи с этими затруднениями я рекомендую использовать целенаправленную работу с перцептивно-энергетическими паттернами, список которых приведен ниже. Надо сказать, что это особые, «сновидческие» паттерны, которые я открыл в процессе работы с собственным телом сновидения. Тем не менее опыт показывает, что в данном случае можно говорить о закономерностях, общих для большинства представителей человеческого рода. Полагаю, что это связано с эволюцией осознания у homo sapiens в ранний период становления тоналя и детерминировано нашей биологией и нейрофизиологией. Впрочем, каждый сновидец может на собственном опыте проверить, работают ли данные паттерны, помогают ли они ему стабилизировать и усилить тело сновидения.
Здесь я приведу список из девяти моделей, которые показали себя наиболее эффективными:


Чтобы что-то получить, надо что-то отдать — закон равновесия.
нет доступа
ШаманДата: Среда, 14/06/2017, 21:56 | Сообщение # 2
 <img alt=
Пентарх
Группа: Ученик Школы Рун "Legacy"
Пол: Мужчина
Сообщений: 254
Статус:
Первая группа:

(1) Ладони — внутренняя поверхность рук — грудь.
(2) Ладони — руки — нёбо — язык.
(3) Ладони — руки — межбровье.

Вторая группа:

(4) Горло — солнечное сплетение.
(5) Горло — солнечное сплетение — пупок.
(6) Горло — солнечное сплетение — пупок — промежность.

Третья группа:

(7) Пупок — солнечное сплетение — центр между лопатками.
(8) Пупок — центр между лопатками — поясница.
(9) Пупок — межбровье — ступни ног.
В большинстве сновидений «с участием тела» реализуется одна из перечисленных девяти моделей, причем сам сновидец может этого даже не осознавать.
Как вы заметили, модели легко разделить на три группы. В отношении перцептивной сборки их сложность последовательно возрастает. Я полагаю, что данная последовательность обусловлена характерным развитием произвольного внимания у человека. Действительно, если мы проведем специальный перепросмотр ранних этапов формирования своих перцептивных способностей, то обнаружим схожий процесс: сначала ребенок учится согласованно воспринимать все, что связано с руками, лицом и головой (условным центром индивидуального «пузыря восприятия»), затем — учится упорядоченно чувствовать фронтальную часть туловища (в меньшей мере — спину), где сосредоточен основной массив нашей реактивности, и, наконец, учится ходить, что привлекает его специальное внимание к нижним конечностям, завершая представленную восприятию схему тела и способствует адекватной ориентации и обучает чувству равновесия.
Сразу замечу, что приведенные девять моделей не исчерпывают осознания нашей телесности. Они исполняют роль «перцептивного скелета», который мы так или иначе используем, пытаясь «делать» тело сновидения. Кроме того, не следует забывать, что данные перцептивно-энергетические паттерны образуют так называемую «человеческую форму» — и в этом смысле тоже являются всего лишь фундаментом для активности сновидца во втором внимании. Если сновидящий ищет экзотических областей перцепции, а потому экспериментирует с метаморфозами сновидческого тела, он вносит произвольные изменения в перцептивно-энергетическую модель.
Однако если практик желает достичь высокой интенсивности тела сновидения, он вынужден сначала изучить и освоить свой «перцептивный скелет» — человеческую форму.
Следуя этой стратегии, делание тела сновидения проходит через три этапа. На первом этапе активизируются руки и связанные с ними паттерны, на втором — фронтальная пластина энергетического тела, третий этап является интеграционным, где в перцептивно-энергетическую сборку вовлекаются вся телесная целостность, становясь осознанной и функциональной.
Мистики и оккультисты, разнообразные поклонники «тайного знания» предпочитают рассуждать о «втором теле», или «призраке живых», общими фразами. С одной стороны, они преклоняются перед интуитивными прозрениями, полагая их дарами Силы, с другой — желают оставаться избранными носителями Знания, не предназначенного «для толпы». Их настроение легко понять, но дисциплина нагуализма, по моему глубокому убеждению, не совместима с подобными идеями. Она и без того недоступна широкой аудитории любителей эзотерической литературы, так как требует упорного и систематического труда. Вот почему я считаю неверным усложнять описание «оккультными метафорами». Рассмотрим психоэнергетическую процедуру делания тела сновидения как алгоритм. Он состоит из четырех пунктов:
(1) Включение внимания сновидения.
(2) Контроль перцептивной сборки — «руки».
(3) Контроль перцептивной сборки — внешнее поле.
(4) Активизация паттернов.
На первом пункте останавливаться не буду — о внимании сновидения и методах его достижения много написано в первой части книги.
Если исходить из «уроков дона Хуана», то «взгляд на руки» (2) — это тестирующий и стабилизирующий прием. С одной стороны, он подтверждает, что вы имеете дело с вниманием сновидения, с другой — помогает закрепить собранные пучки восприятия. Некоторые практики полагают, что взгляд на руки не так уж важен для сновидящего. Ссылаются на текст самого Кастанеды, где дон Хуан говорит: «вообще-то, можешь смотреть на что угодно». Однако мой личный опыт (да и опыт других исследователей) показал, что руки все же имеют особое значение. Мы можем отойти от классической схемы, но всегда возвращаемся к ней — словно «тело знает», что у этого приема есть конкретное энергетическое значение. И связано оно с деланием тела сновидения.
Во-первых, сборка кистей рук обычно одна из самых простых и естественных задач во внимании сновидения. В других книгах я уже писал, что у этого обстоятельства есть как биологические, так и психологические причины. Если говорить о телесных проекциях нашего произвольного внимания, то руки, с помощью которых мы выбираем и удерживаем предметы, создаем и переделываем их, производим множество манипуляций с окружающей средой, — самая главная проекция активного осознания. А в том случае, когда мы говорим о теле сновидения (т. е. энергетической единице, способной не только воспринимать, но и действовать в перцептивном мире), то кисти рук, ладони и пальцы — это те сенсорные якоря, «пучки эманаций», что являются своего рода эмбрионом будущего «дубля».
Здесь располагается фокус нашей упорядоченной и произвольной чувствительности. Многие сновидцы обнаруживают это самостоятельно. Например, частичное «выделение» сновидческого тела в большинстве случаев начинается именно с рук. Это — общее явление. Случайно оказавшись во внимании сновидения или, например, в состоянии «сонного паралича», практик чаще всего сталкивается с феноменом так называемых «бесплотных (эфирных) рук». Конечности физического тела неподвижны, но сновидец чувствует, что может пошевелить кистью, вытянуть или согнуть руку, коснуться пальцами какого-то предмета и т. д. С феноменом «эфирных рук» то и дело сталкиваются экстрасенсы, когда входят в транс и осуществляют диагностические либо целительские операции.
Проще всего объяснить данный феномен тем, что в кисти и особенно в пальцах руки чрезвычайно много нервных окончаний, а потому они проецируются на значительный участок головного мозга, где и возникают кинестетические иллюзии. Конечно, это так. Но это ни в коей мере не опровергает — скорее, подтверждает — представление о том, что в руках, ладонях и пальцах сосредоточен наибольший потенциал произвольности внимания и кинестетического восприятия. С другой стороны, биоэнергетические опыты, проводившиеся в течение последних десятилетий, показали, что именно руки (особенно ладони и пальцы) наиболее чутко реагируют на разнообразные явления в психике человека. Можно сказать, что «физика сознания» наиболее ярко демонстрирует себя в электрохимии (кожно-гальванических реакциях) и биоплазменных эффектах в районе кистей рук.
С точки зрения нагуалистской науки о восприятии, мы вполне можем допустить, что активизация произвольного внимания в области рук инициирует всякую работу внимания, направленного вовне. Ведь именно через руки мы контактируем с внешним полем, их кинестетика берет на себя значительную часть перцептивной ориентации. Поэтому вполне логичным следствием произвольного восприятия рук в сновидении становится включение визуального канала либо заметное усиление его организованности.
Так мы приходим к третьему пункту (3) нашего алгоритма — контролю перцептивной сборки через внешнее поле, транслируемое, в основном, визуально и — чуть менее — аудиально.
Повторюсь, это — классическая схема. Особенности личной конституции и иные факторы могут вызвать те или иные флуктуации (например, неожиданно сосредоточить перцептивное внимание на аудиальном или даже обонятельном канале), но отклонения, как правило, временны, а классическая схема повторяется практически у всех сновидцев.
«Внешнее поле» подвижно и всегда состоит из причудливой смеси внутренних сигналов, поступивших от автоматических интерпретаций тоналя (проекции памяти, ожидания и воображения) одновременно с неким объемом сенсорных импульсов, вызванных непрерывным потоком «больших эманаций» (энергетической Реальности вне биологического пространства человеческого тела и совокупности генерируемых телом полей).
Важно помнить, что как раз интенсивность произвольного внимания определяет соотношение «внутренних» и «внешних» сигналов в перцептивном пространстве. Если интенсивность внимания сновидения ниже критического уровня, то внешнее поле целиком состоит из галлюцинируемого материала. В этом случае мы можем интерпретировать любые сновидческие образы как проекции нашего биофизического либо психологического состояния. (К сожалению, это случается не так уж редко. Судя по имеющимся наблюдениям, больше всего такому развитию событий способствуют различные имагинации, визуализации, техники «осознанного (люцидного) сновидения» в духе Лабержа, сниженная критичность, связанная с религиозностью или пристрастием к традиционному оккультизму, приверженность к анализу сновидений как метафор или архетипов (аналитизм), которые направляют внимание сновидения на поиск содержаний собственного бессознательного, пренебрежение безупречностью и сталкингом, и проч.) Однако здоровый сновидец, не склонный к перечисленному выше, как правило, встречается с сенсорным полем, где присутствует, как минимум, один-два сигнала из потока больших эманаций. Чаще всего, они демонстрируют восприятию нечто «обыденное» — какие-то предметы, находящиеся недалеко от спящего, обстановку его спальни либо фрагмент улицы за окном.
Хочу предупредить любителей строгого эксперимента: «чистой картинки» (т. е. картинки, во всем соответствующей первому вниманию) вы не получите даже в том случае, если ваш тональ чист и безупречен, а уровень вашего бесстрастия приближается к уровню самого Будды. И причина этого вполне физична.
Поскольку любое упорядоченное восприятие в необычном режиме есть результат смещения точки сборки, вы, как наблюдатель, неизбежно собираете в перцептивный образ ту часть Реальности, которая недоступна вам в первом внимании. Вот почему вы наблюдаете не какой-то фрагмент мира первого внимания, а, как было сказано неоднократно, «первый мир второго внимания» (очень похожий на вашу явь, но обязательно содержащий в себе отличия от нее). Понятно, что никаких точных критериев для различения у вас на первых порах нет и быть не может. Поэтому рекомендуется брать для тестирования те объекты или элементы, что наверняка совпадают с вашим восприятием в режиме первого внимания.
Чтобы удостовериться в принципиальной возможности делания тела сновидения, достаточно найти хотя бы один такой объект (или элемент).
(В собственных опытах я часто использовал корешки книг на полке в соседней комнате — их вечно перечитывают и ставят как попало, просил жену оставить что-нибудь на столе в кухне — чашку, стакан, тарелку, блюдце и т. п., на улице возле дома пытался найти и запомнить в сновидении мелочи, которые наверняка пролежат там до утра, когда можно будет выйти и проверить, — пластиковый стаканчик под скамейкой, пустую сигаретную пачку и т. п. Не всегда из этого выходило что-то путное, но само усилие, направленное на «поиск реальных объектов» положительно влияло на стабилизацию внимания сновидения.)
Реальный сигнал из внешнего поля, если он найден, вновь обращает нас к собственному сновидческому телу. Ибо в процессе поиска внешних сигналов совершенно естественно выясняется, что последовательность и яркость внешнего восприятия сильно зависит от степени сформированности вашего тела сновидения.
И здесь мы переходим к четвертому пункту алгоритма — к «активизации паттернов» (4). Пока они реализуются спонтанно, в процессе восприятия, когнитивной деятельности, действий и влияний в сновидении, мы редко обращаем внимание на то, как они включаются и как влияют на характер сновидческого опыта. Во многих случаях сновидящие автоматически переносят телесные стереотипы, сформированные наяву, в сновидение, а суть этих стереотипов — пассивное ожидание и автоматическая обусловленность ситуацией реагирования.
Чего же ожидают сновидящие, на ощупь блуждающие в своих не слишком просторных ночных «мирах»? Явится неорганическое существо и научит. Либо нападёт и вынудит вовлечь в защиту большую часть тела сновидения. Но если практикующий наяву упорно работает с собственной безупречностью, то к этому бесстрастному экспериментатору, скорее всего, никто не явится. Что с него взять? Сновидец, практикующий нагуализм во всей его полноте, — как правило, зрелое (и в психологическом, и в энергетическом плане) существо. «Паразиты» к нему не лезут, а дон-хуановские «союзники» в большинстве случаев — просто не нужны.
Отсутствие внешних угроз и стимулов приводит к специфическому застою в практике сновидения. На фоне такого «застоя» возникают вопросы: а что делать дальше? а почему я не могу сдвинуть точку сборки в другой мир второго внимания? а где обещанные «магические влияния» второго внимания на первое? наконец, где трансформационные эффекты — как психические, так и телесные?
Все очень просто. Любой прогресс в мирах сновидения и второго внимания происходит за счет либо «уплотнения», либо «преображения» сновидческого тела. Когда тело, едва оформившись, застывает, это значит, что точка сборки освоила один-единственный маршрут смещения. Практик достиг нового вида гомеостазиса и не делает ничего, чтобы продолжить трансформацию.
Целенаправленная активизация перцептивно-энергетических паттернов вынуждает тело разнообразить свою энергообменную активность и этим преодолевает застой в смещении точки сборки.
Первая группа паттернов (иначе, моделей) собирается «от рук» и поэтому часто активизируется раньше других. Паттерны (1) и (3) могут заработать уже при первых попытках делания тела сновидения. Само понятие подразумевает, что в каждом случае мы имеем дело со специфическим характером энергообмена, с собственной динамикой и темпом возрастания интенсивности. Более того, каждый паттерн имеет собственный потенциал внешнего внимания, т. е. может, согласно своей конфигурации, направлять конкретный объем перцептивного внимания на внешнее поле, на поток «больших эманаций» за пределами кокона. И, наконец, каждый паттерн представляет собой вполне определенный сдвиг (смещение) точки сборки со всеми вытекающими отсюда последствиями — от перестройки психоэнергетической активности организма до области структурируемого тоналем восприятия.
(1) Ладони — внутренняя поверхность рук — грудь.
Необходимо сразу сказать, что все три паттерна первой группы являются вариантами того древнего перцептивного треугольника, который сформировался еще в эпоху палеолита (т. е. в тот период, когда человек принялся создавать руками орудия труда), а в какой-то степени даже раньше — в эпоху человекообразных приматов и гоминидов, которые при совершении многих действий предпочитали передние конечности. Этот треугольник имеет три вершины: правая ладонь — левая ладонь — глаза. В поле животного внимания приматов руки оказывались часто, но только творческая активность первых людей сфокусировала на руках произвольное внимание высочайшей концентрации. Ибо все, что создавали древнейшие наши предки, свершалось при помощи рук. И подлинной революцией в распределении произвольного внимания стало художественное творчество (рисунки, картины, скульптуры), а позднее — письменность.
На этом «треугольнике внимания», в силу своей древности утратившем свою специфичность (а потому для нас теперь нейтральном), возникли надстройки, каждая из которых впоследствии породила психологические типы и повлияла как на поведение (в том числе перцептивное), так и на энергообмен.
Паттерн (1) — возможно, самый древний, потому что он связан с нашей склонностью защищаться или нападать, а также с нашей социальностью. Независимо от того, учитываем ли мы такие факторы, как распределение внимания и энергообмен, мы догадываемся, что внутренняя поверхность рук и грудь — довольно уязвимы. Можно привести сотни примеров, когда язык жестов подтверждает это простое положение: проявление дружеского расположения — объятия, закрытости и изоляции — скрещенные руки на груди, и т. д. и т. п.
Поскольку тело сновидения проецирует энергетические явления, характерные для бодрствования, ясно, что специальное выделение с помощью произвольного внимания «открытого» варианта этого паттерна есть не что иное, как усиление остроты восприятия, готовности к новому, приглашение к коммуникации с любыми силовыми потоками, транслируемыми как сущности, организмы или неживые процессы, объекты и явления.
В сновидении (втором внимании) мы бессознательно избегаем открытого варианта паттерна (1) и, наоборот, стремимся воспроизвести его закрытые формы. Прежде всего, сновидец избегает фокусировать перцептивное внимание на своей груди. Кроме того, он, как правило, не раскидывает в стороны руки, а держит их либо опущенными вдоль туловища, либо согнутыми в локтях, чтобы кисти находились приблизительно на уровне солнечного сплетения. Это — позиция «настороженности». Для тела сновидения это символ замедленного и слабого энергообмена с внешним полем, ограниченности восприятия небольшой («безопасной») зоной и соответствующей суженности перцептивного диапазона — слишком сильные сигналы «пугают», слабые — игнорируются, потому что основное внимание надо уделить неопределенной угрозе, шаблонным ожиданиям тоналя, которым он научился в жизни наяву.
Чтобы расширить диапазон воспринимаемого и область сборки, сновидящий должен научиться сознательно работать над открытыми вариантами паттерна (1) — разводить руки в стороны, прислушиваться к ощущениям в верхней части груди, в плечах и предплечьях.
Ниже, где речь пойдет о теле сновидения как о перцептивно-энергетическом поле, я подробнее скажу о специальных перцептивных эффектах, которые может (и должен) вызывать каждый из описываемых здесь паттернов.
(2) Ладони — руки — нёбо — язык.
Второй паттерн также очень важен. Он связывает энергетическое тело (в данном случае, тело сновидения) с циклами поглощения-излучения внешних энергетических потоков. Его физиологическая символика очевидна, но в случае психоэнергетической практики нас интересует более всего схема распределения перцептивного внимания.
Конечно, наша биология для получения энергии извне нуждается во множестве внутренних органов (весьма специальных, надо сказать) — легких, желудке, печени, селезенке, кишечнике и т. д., но активность перцептивного внимания более всего сосредоточена не там, а в ротовой полости. Здесь мы чувствуем, что пища и жидкость поступили в организм, здесь мы воспринимаем ее вкус, а через носоглотку, непосредственно связанную с ротовой полостью, — запах. Здесь же, в носоглотке, мы ощущаем поступающий в организм поток воздуха и определяем его насыщенность кислородом.
Для тела сновидения перцептивно-энергетический паттерн, включающий в себя нёбо и язык, — целиком направлен на внешнее поле.
Помните, как дон Хуан советовал Карлосу удерживать внимание на нёбе, чтобы усилить сновидческое восприятие? Когда практик находится во внимании сновидения, все схемы его энергетического тела чрезвычайно активизируются. Они влияют друг на друга, управляют системой в целом и подчиняют себе перцептивную сборку.
Палеолитический человек (так же как и наш современник) берет в руки пищу, кладет ее в рот и пережевывает. Человекообразные приматы поступают подобным образом. Кому-то покажется смешным заявление, что такая тривиальная последовательность действий обусловливает один из важнейших перцептивных стереотипов. Но это так.
Мы повторяем это действие на протяжении десятков тысяч лет истории человеческого вида, и каждый раз наше внимание и восприятие направлены вовне, они активны и по-своему весьма сосредоточены. Дыхание, питье и еда — важнейшие регуляторы энергетического метаболизма целостной системы, живущей в первом внимании. На чтение или интеллектуальное творчество, как ни странно, вовсе не запланировано тратить так уж много произвольного внимания и перцептивных сил.
Поэтому мощным средством усиления тела сновидения является активизация данного паттерна. (Надо сказать, что иногда он проявляет себя спонтанно. Если в сновидении или втором внимании по каким-то причинам мы поглощаем значительным объем энергии, тональ транслирует это образами, связанными с «едой» или «питьем». Что-то проникает в нас через ротовую полость, иногда мы «чувствуем» губы, язык, нёбо и т. д. К этим случаям надо отнестись внимательно — ведь не всегда «проникающая в нас энергия» благотворна.)
Взгляните на руки и заставьте себя поднести их к губам. Потрогайте губы, подвигайте языком, прижмите язык к нёбу.
Помимо ряда перцептивных эффектов, о которых ниже, вы быстро заметите обострение чувствительности тела сновидения по отношению ко всем «энергетическим фактам» второго внимания.
(3) Ладони — руки — межбровье.
Третий паттерн возник несколько позже и связан с упорядочиванием картины мира. Важно иметь в виду, что он самым тесным образом связан со всеми мимическими мышцами лица, а равно с общей кинесте-тикой головы и затылка. В этом смысле «межбровье» — только отправной пункт для работы собирающего внимания.
Указанные связи с мышцами лица, кожей головы и затылком не нужно выносить на периферию перцептивного поля. Все они отвечают за осознанность важных участков самовосприятия и — главное — за качественное оформление отдельного воспринимателя в пространстве, где всякая «отдельность» сомнительна.
Легко догадаться, что данный паттерн более всего связан с интеллектуальным и художественным творчеством. В базовом режиме перцепции, где все восприятия автоматичны, мы часто забываем о фундаментальном факте, а именно: восприятие есть первейший, изначальный процесс творчества, на основе которого индивидуум строит и развивает все остальные формы творчества, от примитивных до наиболее утонченных.
Упомянутое выше «наведение порядка» в картине мира, структуризация перцепции, создание «инвентарного списка» — все это действия творящего сознания. И, конечно, одно из самых первых действий творца — сотворение себя самого. Без этого действия все остальные операции невозможны. А самосознание, пребывающее в физическом теле, манифестирует себя через поток реакций, которые более всего отражаются в характерных движениях мимических мышц лица. Таким образом, система «творчество-структуризация-интеллект-самосознание-эго» оказывается системой взаимопорождающих и взаимообусловленных элементов. И все они теснейшим образом связаны с перцептивно-энергетическим паттерном (3), объединяющим в систему руки, лицо, голову.
Сегодня этот паттерн весьма активен, поскольку на перцептивно-энергетическом уровне воплощает менталъно-манипуляционный характер нынешней цивилизации. Он работает, когда вы пишете или читаете, смотрите телевизор, слушаете чье-то выступление или говорите сами, работаете за компьютером, играете в шахматы, карты, домино. Человек не замечает, как он обустраивает мир, творит его, так как перцептивное творчество не знает покоя.
В сновидении активизация паттерна (3) сильно меняет качество восприятия. В той или иной форме она его «глобализирует». Перцептивное поле сильно расширяется, меняется его геометрия. Поскольку сдвигается точка отсчета, сновидец либо начинает активно перемещаться по сно-виденным мирам, либо испытывает иллюзии такого перемещения. В любом случае, это мощный фактор усиления тела сновидения.
Вторая группа паттернов собирается от горлового центра. На первых этапах практики она редко проявляет себя со свойственным ей масштабом. Обычно мы сталкиваемся с редкими и довольно слабыми всплесками осознанности, связанными с характерно структурированной чувствительностью в солнечном сплетении, иногда — в горловом центре и в области пупка.
Если практик использует радикальную психотехнику «прямого сдвига точки сборки», которую я привел в первой части книги, перцептивно-энергетические паттерны первой и второй группы проявляют себя быстро и зачастую беспорядочно. Тело сновидения, как было сказано в соответствующем разделе, формируется не постепенно и последовательно, а сразу и целиком, что вызывает наплывы переживаний, которые кажутся резкими и во многом хаотичными. Знание схем, по которым работает внимание и распределяются энергетические поля, помогает смягчить нежелательные эксцессы. Но риск, свойственный этому подходу, остается.
Тело сновидения — это, если угодно, «великий анархист». Его энергетическая «сердцевина» расположена там, где энергообменные поля всегда были наиболее интенсивны, — то есть в середине туловища. Разумеется, если оно формируется свободно, непосредственно и стихийно, сновидящий сразу же встречается с мощным давлением как изнутри, так и снаружи, как раз в тех областях сновидческого тела, которые для гармоничного оформления требуют высокого мастерства и большого опыта. Но тело сновидения не желает знать никаких планов и никакого рационального порядка.


Чтобы что-то получить, надо что-то отдать — закон равновесия.
нет доступа
ШаманДата: Среда, 14/06/2017, 21:58 | Сообщение # 3
 <img alt=
Пентарх
Группа: Ученик Школы Рун "Legacy"
Пол: Мужчина
Сообщений: 254
Статус:
(4) Горло — солнечное сплетение.
Этот паттерн определяет нашу готовность к коммуникации, имитирующей в том или ином виде социальные модели. Наиболее ярко его активность проявляется в тех случаях, когда мы контактируем с неорганическим существом, принявшим человеческий облик, либо имеем дело с тональной проекцией «другого человека» — собеседника, приятеля, возлюбленного, учителя и т. п.
Суть и смысл этого перцептивно-энергетического паттерна — в установке на эмоциональное и речевое реагирование. Вообще надо сказать, что все паттерны, опирающиеся на горловой центр, — весьма активны. В тех случаях, когда их активность рефлексивно или целенаправленно возрастает, мы совершаем в сновидении гораздо больше действий — как простейших, двигательных, так и ментальных, которые порождают эмоции и разговоры. Несомненно, в конечном итоге улучшается запоминание сновидческих событий и значительно усиливается восприятие схемы тела. Отсюда начинается цепная реакция оформления тела сновидения, ранее бесплотного, неустойчивого, то и дело превращающегося в «шар», «перцептивный туннель», либо сосредоточенного на избранных фрагментах, собранных вниманием в результате конкретного действия.
(5) Горло — солнечное сплетение — пупок.
Эта модель — продукт эволюции и усиления предыдущего паттерна. Она возникла благодаря тому, что экспансия эмоциональных полей является логическим следствием распространения и усиления нашей реактивности в процессе сновидческой коммуникации. В первом внимании можно наблюдать тот же процесс: когда мы вступаем в общение с реальным или воображаемым партнером, вместе с уровнем эмоционального участия возрастает готовность нашего энергетического тела к силовым взаимодействиям.
Совсем не обязательно полагать, будто эта связь — следствие агрессивности и биологического соперничества, которые во многом определяют ход эволюции всего живого. Человек не только конкурирует, но и сотрудничает, он готов принимать ту или иную роль в группе, и если уж говорить о древнейшем прародителе этого перцептивно-энергетического паттерна — то это наша «стадность», где умение общаться и прилагать совместное усилие связаны самим способом существования группы.
Кроме того, область пупка и прилегающая к ней часть брюшной полости работает для закрепления и отчетливого распознавания такой важной социальной эмоции, как страх. В предыдущей книге я говорил, что страх смерти — источник всех человеческих страхов и больше всего оснований для этих частных страхов дает социум (стадо, стая, первобытное племя и т. д.). Здесь он часто сплетается в клубок с чувством собственной важности, что порождает паттерн (7), относящийся к третьей группе (о нем см. ниже). Но и в рассматриваемой модели ЧСВ активно и демонстрирует свою энергетичность через солнечное сплетение.
Если попытаться передать чувственный опыт паттерна (5), то это некая «волна чувствительности», которая распространяется от горлового центра (иногда даже от основания черепа) по фронтальной пластине, возбуждает солнечное сплетение и опускается в центр пупка. Такая «волна» может транслироваться по-разному — как жар, тяжесть, прохлада, озноб, вибрации или волны, напоминающие электрический разряд.
Как правило, центр пупка, активизированный «волной», тут же становится самым активным и своим участием определяет многие аспекты энергетической деятельности участков, расположенных выше. Он пульсирует, может генерировать спазмы, иррадиирует напряженности. Таким образом, солнечное сплетение и даже горловой центр начинают «вторить» ему. Большого вреда от этого нет, если центр пупка не искажает радикально воспринимаемое. А такие моменты случаются, если осознание слабеет, а внимание начинает блуждать. Об этом еще будет сказано в подразделе «перцептивные эффекты».
(6) Горло — солнечное сплетение — пупок — промежность.
Надо сказать, это — особый паттерн. У него есть важная энергетическая функция, которая при использовании паттерна (6) определенным образом ведет к максимальному усилению тела сновидения и формированию «дубля». Но чаще всего сновидящий не подозревает о перспективах, открывающихся на этом пути, и бессознательно активизирует данную модель самым банальным образом — для осуществления сексуальной функции.
Для примата это логично. Общение — совместное силовое взаимодействие — половой акт. Если паттерн (6) активизировался спонтанно нейтральный до этого «собеседник» превращается в «сексуального партнера». Схема инстинктивного поведения сновидящего приводит его в «суккубу» или «инкубу». Такой способ реализации паттерна широко распространен, о чем знают как практики, так и читатели оккультных книжек, где подробно расписаны радости секса в осознанном сновидении.
Конечно, ничего ужасного в этом нет. Глупо думать, будто в мире сновидения нас поджидают красотки или восхитительные любовники, которые коварно «вытягивают» из сновидцев энергию через имитацию сексуального соития. В абсолютном большинстве случаев все эти суккубы и инкубы — образы, созданные нашим тоналем, либо обычные неорганические «паразиты», которые нашли еще один способ получить от нас малую толику энергии. Нет никакой принципиальной разницы — получат эти созданию вашу энергию через страх, ЧСВ или сновидческий оргазм. «Ловушки», которые они используют, одинаково истощают и замедляют наш прогресс.
Если вы хотите как можно быстрее оформить плотное тело сновидения, «сексуальные похождения» — не для вас. Активность центра промежности в сновидении следует направить на формирование дополнительного потока Силы, который способствует утверждению вашей отдельности в виде развитой схемы тела сновидения.
Об этой особенности хорошо знали древние даосы. Они же открыли, что поток Силы, входящий через промежность, следует быстро поднять до центра пупка, чтобы она не обретала форму сексуального возбуждения и не создавала искушения потратить ее на подобную активность. Одновременно мы должны помнить, что избегать этого центра (как поступают некоторые аскеты) — неверно.
Третья группа паттернов собирается от области пупка. Значение этих паттернов огромно, но работа с ними требует исключительной дисциплинированности и опытности сновидца. Они интегрируют все перцептивно-энергетические поля, включая в себя все предыдущие группы. Несмотря на то что в самих паттернах не говорится специально про руки, нёбо, лицо, язык, горловой центр, позвоночник и многое другое, сно-видящий замечает, что самые разные, не упомянутые здесь части тела сновидения участвуют в этой части работы.
Дело в том, что поля, которые охватывает модель распределения внимания, идущая от области пупка, слишком объемны. Они по природе своей не фрагментарны, поскольку захватывают функциональную целостность тела сновидения. Соответственно, они лежат глубже остальных и не связаны с конкретными навыками, выработанными собирающим вниманием, чтобы выжить в условиях биосоциальной среды. Эти поля, можно сказать, удерживают тело независимо от конкретных биосоциальных условий. В виде чувственного опыта они даны как базовые и одновременно высшие проявления самоосознания человека, наделенного телом.
(7) Пупок — солнечное сплетение — центр между лопатками.
Это — центральный паттерн нашей ментальной, эмоциональной и социальной идентичности. Человек редко осознает эту психоэнергетическую «ось». Если наяву можно применить специальное усилие сосредоточенного внимания, чтобы выделить это неподвижное единство тела, энергии и психики, то в сновидении, где все восприятия текучи, ощущение тела призрачно, — это по-настоящему трудно.
Особая статика и интегрирующая сущность этой области энергетического тела обычно заставляет медитатора именно здесь «поместить» неведомое Я, которое иногда называют «божественным».
Активизация этого паттерна в сновидении вызывает чувство необыкновенного контроля и одновременно усиление способности познавать, перемещаться, развиваться, сохраняя при этом все богатство собственной личности.
(8) Пупок — центр между лопатками — поясница.
Здесь мы имеем дальнейшее развитие чувствительности энергетического тела по всей его площади. С точки зрения функциональности тела, мы готовим высокую осознанность конечностей — как рук, так и ног. Легко заметить, что, если вам приходится в сновидении активно передвигаться (не просто летать, а ходить, бегать, ползать, взбираться на вершины и т. п.), паттерн (8) включается сам по себе. Он связан с бдительностью, быстрым реагированием всего тела, он раскрывает энергетические резервы, которыми мы обладаем, и направляет освобожденную Силу на восприятие либо на действие. Вообще, следует знать, что в области поясницы находятся самые значительные «накопители» телесной энергии.
В отношении познания этот паттерн также имеет уникальное значение. Активность двух ведущих центров задней пластины энергетического тела как бы «открывает» нас Неведомому. Выражаясь фигурально, там «расположены» мириады миров, с которыми мы раньше никогда не встречались. С этой стороны много пугающего, и только безупречность может устранить бессознательные искажения восприятия, которые превращают Неведомое в Ужасное.
(9) Пупок — межбровье — ступни ног.
Этот паттерн в определенном смысле «возвращает нас на Землю». Он как бы интегрирует три области нашего бытия — познание (ум, интеллект, эмоции), силу (способности действовать, двигаться, влиять на внешнее и внутреннее, изменять его) и стабильность избранного перцептивного пространства. Когда паттерн (9) срабатывает со всем присущим ему масштабом, могут произойти самые странные и удивительные вещи — например, телепортация целостности в пределах мира первого внимания или в один из миров второго внимания, мощные энергетические воздействия (чаще всего психокинетического рода). Не столь яркие проявления этого паттерна вызывают пугающие эффекты, которые можно назвать «затягиванием» в сновидение (об этом см. в третьей части книги).
Поскольку ступни ног редко участвуют в энергетическом сновидении полноценным образом, может появиться характерное жжение в ступнях или другие, довольно сильные и даже неприятные ощущения.
Во всех случаях активизации паттернов третьей группы обостряется чувство «стержня» — «позвоночника» энергетического тела. Сновидя-щий может заметить, что через «стержень», оказывается, все время идут потоки, волны, вибрации, что там вообще много чего происходит. Эта структура скрепляет тело сновидения, питает его энергией. Благодаря его активности мы и получаем возможность войти во второе внимание.
Перцептивно-энергетические паттерны, степень их активности и стабильности определяют реальную (а не воображаемую) форму тела сновидения. Они же во многом определяют, что и как мы воспринимаем в мирах второго внимания.
Об этом надо сказать отдельно.

3) Тело сновидения как перцептивно-энергетическое поле
Перцептивные эффекты «телесных» паттернов

Язык данного описания вынуждает нас постоянно говорить о теле сновидения как о чем-то, имеющем субстанцию, чуть ли не «материальном» в привычном смысле этого слова. Хочу еще раз напомнить, что такое описание — всего лишь метафора. Тело сновидения не субстанция и не материя. Это присущий человеку потенциал осознания, реализованный в соответствии с тональной моделью и проявляющий свою активность в измененных режимах восприятия.
При этом тело сновидения вовсе не является лишь перцептивным феноменом, не обладающим никакой «физической» силой. Тело сновидения так же «физично», как и всякое иное реально существующее тело.
Мы имеем дело с формацией, природа которой — поле. То же можно сказать о любом объекте окружающей нас Вселенной. Тем не менее, когда речь идет о физическом поле, мы не можем сказать, что оно «состоит из субстанции». Поле проявляет себя как совокупность физических сил. Описывая электромагнитное, гравитационное, ядерное поле, ученый создает модель распределения энергии в пространстве. Несмотря на разнообразные проблемы, ожидающие исследователя, он, по крайней мере, не испытывает философских затруднений, ибо имеет дело с одной природой — природой физической.
Стоит обратиться к сфере психического, как внушенная нам дихотомия «тело-дух», «физика-психика» останавливает дальнейшее рассуждение. Все мы загипнотизированы описанием мира. Ученый не может допустить, что явления и процессы, которым тысячи лет автоматически приписывали идеальную природу, — в конечном счете так же «физичны» и «энергетичны» и в своих проявлениях принципиально не отличаются от электричества или какого-то излучения.
На самом деле нет никакой фундаментальной разницы между «перцептивным полем» и, скажем, «гравитационным полем». В обоих случаях имеет место распределение физических сил в пространстве, а проявления этих сил могут быть описаны одним и тем же формальным языком. Затруднение связано лишь с тем, что «перцептивное поле» относится к наблюдателю, будучи его непосредственной реализацией, а человек не привык рассматривать самого себя, дистанцируясь от собственного осознания.
Пребывая в привычном, автоматическом режиме восприятия, мы отождествляем себя с идеальным субъектом, пребывающим в описании мира, где осознать единство «психического» и «физического» почти невозможно. Здесь опыт полностью подчинен изначально принятой интерпретации и предстает перед нами в таком виде, чтобы бесконечно подтверждать ее.
В тонале невозможно усомниться.
А закон тоналя гласит — психическое только отражает физическое, но не влияет на него. (Точно так же мы не способны заметить искривление пространства, если сами находимся в этом пространстве.) Бессознательная убежденность в том, что психика — это зеркало{24}, а все, что она делает, — это игра с отражениями, изгоняет психику из «физического царства».
Однако во внимании сновидения, и тем более во втором внимании, эта «бессознательная убежденность» тоналя в психической пассивности субъекта все больше противоречит опыту и вызывает сомнения.
Правда, и здесь мы сталкиваемся с затруднениями, обусловленными перцептивной привычкой. Если мы научены воспринимать себя как существо определенных пропорций, с двумя ногами и двумя руками, головой и определенным набором органов чувств, то внимание сновидения, следуя привычке воспринимающего аппарата, удалит из осознаваемого поля все, что не соответствует образу, исказит и перестроит сенсорное ноле и сделает нас такими, как наяву. Отличия возможны, когда дело касается деталей, но основная схема тела всегда стремится быть неизменной.
На самом деле перцептивное поле пластично и легко изменяет свою конфигурацию, следуя за произвольным вниманием. И чем внимание сильнее, тем наше существо более «текуче».
Внимание и восприятие определяют, как именно распределена энергия тела сновидения, поскольку само осознанное сновидение предполагает свободу от биологического шаблона. Мы работаем с телом, пользуясь привычными образами, выученными в первом внимании, но они — только удобные «зацепки», ничуть не отражающие того, что происходит на самом деле.
Видение, как известно, открывает, насколько форма энергетического тела человека отлична от формы, воспринимаемой в первом внимании. Независимо от конкретной ситуации видения, речь всегда идет о каком-то сфероиде, «коконе», «шаре», «яйце» — более или менее вытянутом, сплюснутом и т. п.
Когда сновидец предпринимает конкретные действия, форма его тела меняется. Характер метаморфоз зависит от того, какие именно участки (центры) его перцептивного поля активизируются. Иногда активизация случается непроизвольно, автоматически, но самые яркие проявления пластичности тела сновидения происходят при целенаправленном использовании каких-то паттернов.
Ведь описанные структуры — это не какие-то абстрактные модели, упражнения для развития внимания и т. п. Они возникли как отражение действий, функций и проявлений телесной активности. Привлекая каждый из описанных выше паттернов, вы словно даете команду своему телу подготовиться к совершению того или иного действия. И тело в ответ принимает необходимую форму.
Когда мы работаем с перечисленными в начале одиннадцатью областями, все проще и статичней. Сами по себе они не являются функциональными командами, и потому ответы тела на фиксацию произвольного внимания, как правило, автоматичны. Тело «уплотняется» в данной области, его свечение становится «ярче», поле может несколько расшириться — вот, собственно, и все.
Поскольку паттерн — это работа либо подготовка к работе, тело сновидения реагирует куда более бурно. У каждой их девяти основных моделей — собственная форма проявления. Опишу их коротко.
(1) Ладони — внутренняя поверхность рук — грудь.
Все тело вовлекается в процесс ознакомительного восприятия. Поля, относящиеся к силовому взаимодействию (пупок и тем более промежность), пассивны. Сновидец ожидает от пространства сновидения встреч и путешествий, он немного опасается окружающего, поскольку оно ему незнакомо, но испытывает естественное любопытство. Пока побеждает осторожность, он не столько ищет, сколько ждет, пока найдут его самого.
Нижняя часть тела сновидения в этом состоянии практически не собрана — ведь сновидящий на самом деле вовсе не собирается странствовать, а если и собирается, то думает, что проще летать. «Просвет» прикрыт, и силовые взаимодействия при активизации только этого паттерна крайне редки.
(2) Ладони — руки — нёбо — язык.
Это более активная с энергетической точки зрения модель. Она подразумевает вовлечение дополнительных ресурсов, о чем сновидец чаще всего не подозревает. Мы готовимся поглощать и излучать Силу через различные каналы тела сновидения.
Несмотря на то что большая часть энергии излучается и поглощается через центр пупка («просвет»), мы настолько не привыкли воспринимать эту область своего тела в смысле канала энергообмена, что даже во втором внимании либо чувствуем аморфные «волны», впитываемые или излучаемые всей поверхностью ЭТ, либо традиционным способом транслируем эти процессы как «поедание», «вдыхание» и, наоборот, — «выдох», «испарение» и проч.
Форма тела сновидения значительно стабилизируется, поскольку поглощение-излучение энергии — важнейший процесс в жизни организма. С этим связана активизация ориентировочного рефлекса, обострение внимания и восприятия, повышение общей алертности. В первую очередь стабилизируется фронтальная пластина кокона и область горлового центра.
(3) Ладони — руки — межбровье.
Логическим следствием этого развития формы тела сновидения становится распространение активности к основанию головы и, наконец, к самой голове. Таким образом, переход к третьему паттерну обусловлен не только технической, но и энергетической необходимостью.
Здесь происходит весьма важная и интересная вещь — пробуждение творческого потенциала, присущего нашему восприятию и породившему все наши ментальные способности. Если практик следует приведенной последовательности, то он неизбежно начинает активно передвигаться, касаться руками предметов, манипулировать ими.
Поскольку каждое действие тела сновидения обязательно возбуждает в нем энергетические области, так или иначе связанные с организми-ческой целостностью и особенностями совершаемой работы, все энергетическое поле испытывает воздействия собирающего внимания, строится и перестраивается. На этом этапе выясняется, что тело сновидения, следуя творческому импульсу перцепции, может «превращаться» в самых поразительных и порой фантастических существ.
Кроме того, сильно возрастает способность сновидца к познанию в сновидении. Он посещает далекие места, видит реальных людей и реальные события, постоянно беседует с незнакомцами, может слышать то, что считает «голосом эмиссара».
(4) Горло — солнечное сплетение.
Активизация центральной области тела сновидения. Если раньше сновидящий в виде реального поля более всего был представлен руками, головой и горловым центром, то теперь эпицентр его «плотности» опускается на фронтальную пластину. Восприятие становится более красочным, восприятие приобретает особенную убедительность.
Однако следует иметь в виду, что эта позиция может сделать практика в некоторых отношениях уязвимым. Во-первых, он испытывает множество сильных, часто ничем не обоснованных, но все более «убедительных» эмоций. Во-вторых, это неминуемо ведет его к регулярным контактам с разнообразными неорганическими «паразитами», которых более всего эти эмоции, которые вызывают всплески энергетического излучения, привлекают.
В итоге практик может стать импульсивным, переполненным иррациональными чувствами, то и дело испытывать приступы вдохновенной любви и восхищения по адресу одних существ и «миров» и отвращения — в отношении иных. Почти каждое сновидение приводит его к встрече с любимым или ненавидимым персонажем, а в голове вырисовывается параноидальная картина мира типичного оккультиста, забравшегося без подготовки слишком далеко. Тут требуется высокая осторожность и безупречность.
(5) Горло — солнечное сплетение — пупок.
Этот паттерн завершает формирование фронтальной пластины кокона, и тело сновидения становится уже по-настоящему действующим агрегатом. Если говорить о форме тела сновидения, то на данном этапе она в основном достигла своей «человекообразной» кондиции.
Особенность этого паттерна в том, что здесь впервые полностью реализуется связь между восприятием и мышлением, речью и действием, которая раньше для тела сновидения была затруднена. Перцепция обретает «силовую» составляющую, с которой она связана в первом внимании и должна быть так же связана в мире сновидения.
Говоря проще, практик может сделать многое из того, что привык делать в мире первого внимания, а также ряд вещей, которые в первом внимании невозможны. Например, попробуйте увидеть в сновидении камешек, нагнуться, подобрать его и бросить. Эту последовательность действий можно совершить только тогда, когда паттерн (5) в теле сновидения полностью активизирован. То же касается передвижения. Сновидцы часто думают, что они ходят или летают, перемещаются из мира в мир, но в большинстве случаев — это иллюзия. Потому что реальное передвижение тела сновидения в мире второго внимания невозможно без участия центра пупка. Когда у сновидящего этот процесс начинает получаться по-настоящему, он на первых порах жалуется на особую болезненность в этой части тела, как будто во сне выполнял физические упражнения или таскал тяжести и надорвался.
(6) Горло — солнечное сплетение — пупок — промежность.
О перцептивных эффектах, связанных с этим паттерном, я уже говорил. Это пресловутые «инкубы» и «суккубы», а также всякая сексуальная активность. Если же говорить о форме тела сновидения, то паттерн (6) «уплотняет» всю целостность за счет резкого усиления энергообмена в стержневом (позвоночном) канале.
(7) Пупок — солнечное сплетение — центр между лопатками.
Этот паттерн важен не для формы тела, которая уже определена предыдущей работой, а более всего — для правильной, стабильной и согласованной перцепции.
Добиться активизации этой энергетической модели трудно прежде всего потому, что ее суть и смысл — психоэнергетическое отражение безупречности. Три центра, участвующие в создании паттерна, отражают фундаментальные для качества восприятия вещи: эмоции (солнечное сплетение), силу (пупок) и позицию точки сборки (центр между лопатками).
Только у безупречного воина эти три центра способны взаимно контролировать друг друга. Иначе неконтролируемый всплеск эмоций, пришедший со стороны солнечного сплетения, сместит позицию точки сборки, страх или небезупречное применение Силы изменит форму «просвета» — и сделает то же самое. Для не-безупречного человека точка сборки — всегда послушное «зеркало», пассивно отражающее те энергетические процессы, которые самовольно протекают в районе фронтальной пластины его кокона.
Активизация паттерна (7) — это преодоление стереотипа, утверждение нового порядка вещей, когда уже никакая неуправляемая эмоциональная или энергетическая буря не собьет точку сборки без вашего позволения. Научившись этому равновесию в сновидении, вы можете использовать его наяву и лишний раз убедиться в том, насколько высокий контроль оно дает.
(8) Пупок — центр между лопатками — поясница.
Область поясницы в энергетическом теле — это, как было сказано, один из мощнейших накопителей Силы. Если вы в общих чертах овладели телом сновидения, то можете сами проверить. Попробуйте в сновидении выполнить любое физическое упражнение или йогическую асану, где требуется задействовать поясницу, — яркость и стабильность восприятия ощутимо возрастет.
В случае паттерна (8) накопленная Сила непосредственно связывается с позицией точки сборки (центр спины), что открывает возможность произвольно переходить из одного мира в другой и многое другое, что относится к «продвинутым» уровням освоения сновидения.
(9) Пупок — межбровье — ступни ног.
На этом этапе тело сновидения полностью сформировано. Объединение межбровья (головы), пупка (туловища) и ступней ног в один перцептивно-энергетический каркас возможно лишь при одном условии — всесторонней активизации энергообмена с привлечением энергоресурсов «стержня» и других телесных «накопителей». Один крохотный шаг отделяет сновидящего от его «дубля».
В заключение этой главы хочу сказать о принципе, на котором строится всякая работа по деланию тела сновидения.
Тело, если оно манифестирует энергетическую Реальность, дано осознанию в двух неразрывно связанных и не существующих по отдельности модусах внимания — делании и не-делании. Это свойство всего, что реально, а не продукт самоформирующихся тональных галлюцинаций. Можно даже сказать, что представленность факта как в режиме делания, так и в режиме не-делания — один из критериев, по которому можно судить о наличии подлинной энергии за феноменом, образом, чувством.
Работа с телом сновидения в конечном итоге сводится к использованию этих двух режимов: сборка должна чередоваться с разборкой, внимание — сгущаться и рассеиваться. Схемы, алгоритмы, модели и паттерны — это пути, по которым мы проводим наше делающее внимание, чтобы вновь вернуться к не-деланию. А затем выйти из не-делания и произвести определенное делание.
По-моему, через этот подход осознание и проявляет присущую ему Силу.

Автор - АЛЕКСЕЙ КСЕНДЗЮК


Чтобы что-то получить, надо что-то отдать — закон равновесия.
нет доступа
Форум » Пространство сновидений » Осознанные сновидения и работа со сновидениями » «Делание» тела и обретение Силы.
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 • Все права защищены • Копирование материалов без прямой активной ссылки на источник запрещено.






Сайт проверен вирусов нет